А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!
Главная Новости Творчество Фотоальбомы Об авторе
Служба Ни шагу назад!

Вечереет. Как сильно разрушены плиты, окружающие блокпост. А там недалеко, буквально метрах в трехстах, лесок. Да и леском его сложно назвать, скорее, кустарник, но высокий. А из него по нам постоянно раздаются выстрелы. Вот сейчас лежу, высунул автомат в щель и смотрю, появится ли какое-нибудь движение. А рядом со мной, накрытые брезентовой палаткой, лежат трупы наших товарищей. К вечеру похолодало, и брезент, намокший от утреннего дождя, загнулся по краям, и с того края, где я лежу, мне видно лицо Вадима. Елы-палы! Даже глаза ему забыли закрыть. Они смотрят в небо, а точнее не в небо, а на брезент и на меня, потому что голова повернута чуть-чуть набок. Если бы я был на его месте, то одним глазом я бы видел брезент, а другим – небо, да и себя, лежащего рядом, я бы увидел. Потому мне и кажется, что он смотрит на меня.

Двумя днями ранее.
Весна. Все хорошо. Давно нет никаких проблем. Расслабились мы. И дозор уже не такой чуткий. А тут как жахнуло! Блин, горячая тушенка разлилась мне на ноги. Больно! Не знаю, от чего больнее, от того, что жахнуло, или от того, что расплавленный жир разлился мне на брюки. Подскакиваем, занимаем позицию. Из леса раздается несколько коротких очередей в нашу сторону. А потом тишина. Часа два лежали. Холодно. Но больше ничего не произошло.


Вадим встает в полный рост.
- Ну что, ребята, отбой. На сегодня отстрелялись.

Дальше день прошел без происшествий. Ночью где-то слышались выстрелы. Но от нас они были далеко. В общем, снова тишь и покой. Вадим, конечно, сообщил по рации об инциденте. Но это была мелочь, и командование не восприняло ее всерьез. Да и выстрелов больше не было.

Утром дежурный, Серега, вскипятил котелок на горелке. Это мы называем ее горелкой, но на самом деле это старый примус, который мы нашли в разрушенном доме. Готовить на нем гораздо лучше, чем на дровах. Он уже засыпал туда крупу. Открыл несколько банок тушенки. Мы все предвкушали вкусный завтрак. И в это время началось. Один взрыв – недолет. Взорвалось недалеко от нас, впереди, ближе к лесу. Второй взрыв – за нами, уже по ту сторону. Перелет. А третий попадает точно по центру. Разносит вдребезги примус, из которого бензин брызжет во все стороны и обливает нас всех огнем. Вадим хватается за грудь и падает. Серега, с оторванной рукой, ползет, истекая кровью, но видно, что это уже конвульсия и он не боец. А взрывы раздаются то впереди, то сзади, то точно попадают в нас. Санька, связист, орет в рацию:

- «Заря», «Заря», я «Зенит», срочно нужна подмога! Нас атакуют! Есть 300-й, есть 200-е! Подсчитать потери невозможно!

В это время обстрел прекратился. Четверо убитых, один раненый. Мне осколком по голове прошлось, но за ранение я это не считаю, так, контузило слегка. Санька все продолжает орать:

- Нужна подмога! Нужна подмога!

-Саш, нам не только подмога нужна. Надо раненого вывезти, ну и двухсотых тоже.

Саня передает это по рации. Незамедлительно приходит ответ:

- Отправили к вам пару «бетеров». Один с вами останется, другой трехсотого заберет, а двухсотые подождут.

В это время опять е..нуло совсем рядом. Несколько бетонных блоков сдвинулись с места, того и гляди упадут. А обстрел продолжается. После минометного обстрела боевики бросились в атаку. Их было немного, человек десять, и два пулеметчика, которые стреляли из леса. Да вот нас было трое, не считая связиста, который все время вызывал подмогу. Я, Миша, Гена пытались отбить эту атаку.

Атакующим сложнее. Пятерых мы завалили почти сразу, остальные залегли, но вот пулеметчики не давали нам высунуться. А потом снова раздались разрывы гранатометов.

Сквозь грохот стрельбы Санька орет:
- Все, наши выдвинулись! Минут 20-30 продержаться, и они будут здесь!

Вот только на беду к нашим противникам подошло подкрепление. Еще человек 10-15 пытаются атаковать. Они знают, что нас мало осталось. Но мы держимся. Слава Богу, цинков не меряно. Саньку заставили заряжать магазины, а сами, не жалея патронов, начали стрелять кто куда. Может быть, случайно в кого-то попали. Главное – не дать им приблизиться.

Вдруг на опушке леса (кустарника) раздались взрывы. Два или три. Может быть, больше, не считал. Несколько боевиков, которые были между лесом и нами, бросились обратно. Но до спасительного убежища в деревьях они не добрались. Их сняли пулеметные очереди. Наши бетеры вовремя успели. Забрали раненного Серегу. Насчет двухсотых сказали, что потом. Один бетер вернулся назад на базу. А другой с четырьмя солдатами-срочниками – федералами - оставили у нас в подмогу.

Атака вроде отбита. Обеденное время. Так хочется поесть. Пошмонали по рюкзакам, по загашникам: три банки тушенки и булка хлеба. Это на восемь-то человек! Все остальное разнесло вдребезги во время обстрела. Поделили, как могли. Конечно, большую часть отдали срочникам (они вечно голодные). Им в основном тушенку, ну а себе побольше хлеба.

А тут опять началось. Один взрыв, другой. Сначала перед постом. Потом плиты рухнули на одного из срочников. Те, которые еле-еле держались. Зачем он под них лег? Хотя там удобная позиция для амбразуры была в образовавшейся щели. В общем, придавило его. А потом снова пошла атака. На этот раз человек тридцать, и снова их поддерживают пулеметы, не давая нам высунуться. Благо, бетер рядом стоит и тоже их вовсю поливает. Правда, недолго. Раздается взрыв, с бетера сносит башню, и он окутывается огнем. Но этим тоже досталось. Отступили они за деревца и притихли.

Вечереет. Как сильно разрушены плиты, окружающие блокпост. А там недалеко, буквально метрах в трехстах, лесок. Да и леском его сложно назвать, скорее, кустарник, но высокий. А из него по нам постоянно раздаются выстрелы. Вот сейчас лежу, высунул автомат в щель и смотрю, появится ли какое-нибудь движение. А рядом со мной, накрытые брезентовой палаткой, лежат трупы наших товарищей. К вечеру похолодало, и брезент, намокший от утреннего дождя, загнулся по краям, и с того края, где я лежу, мне видно лицо Вадима. Елы-палы! Даже глаза ему забыли закрыть. Они смотрят в небо, а точнее не в небо, а на брезент и на меня, потому что голова повернута чуть-чуть набок. Если бы я был на его месте, то одним глазом я бы видел брезент, а другим – небо, да и себя, лежащего рядом, я бы увидел. Потому мне и кажется, что он смотрит на меня.

Смотрит с надеждой и укором. Словно говорит: «Ребята, ни шагу назад! Встал бы рядом с вами. Да видишь – убило. Но вы не сдавайтесь!»

Я поправил брезент, чтобы закрыть его лицо полностью. И снова глянул в стрелковую щель на опушку. Тишина.

Ночь прошла спокойно. Утром подъехали ОБСЕ и командир отряда. Опустился санитарный вертолет, в который погрузили трупы. А потом какая-то англичанка-корреспондентка долго и упорно пыталась узнать у нас, зачем мы убили мирных жителей. Ну что мы могли ей ответить? Фраза, которую произнес почти каждый из нас, была непереводима ни на один язык мира, кроме русского матерного.

P.S. Милиционерам сводных отрядов разных городов Российской Федерации я посвящаю этот рассказ в день нашего профессионального праздника. И не только им.

Опубликовано: 11.11.10   Просмотров: 728
+  -  Печать 

Поиск: 
Наши ресурсы

Клуб друзей   Олег Бунтарев на сервере Проза.ру  Олег Бунтарев на сервере Что хочет автор

Расскажи о сайте
 
 
Мини-повести
 
 
Ваша поддержка
 




Подробнее
 
Случайное фото
 
227_800x600.jpeg
Рассветы и закаты (2)
 
Поиск
 
 
RSS / MAP / W3C
 

RSS - международный формат, специально созданный для трансляции данных с одного сайта на другой.
Используя готовые экспортные файлы в формате RSS, вы можете разместить на своей странице заголовки и аннотации сюжетов наших новостей.
Кроме того, посредством RSS можно читать новости специальными программами - агрегаторами новостей - и таким образом оперативно узнавать
об обновлениях нужных сайтов.
Google SiteMap
Valid XHTML 1.0 Transitional
Рейтинг@Mail.ru
 
О сайте Новости Фотоальбомы Ссылки Карта сайта
© 2018 All right reserved Rebel_TM 2010