А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!
Главная Новости Творчество Фотоальбомы Об авторе
Служба Полностью выдуманная история

Три дня неизвестной войны

День первый

Вторая командировка в Чечню. Вторые 45 суток. Как нам всем это надоело! Эта бессмысленная и тупая война…
Фактически состав наш был тот же самый, и поэтому все мы помнили встречу Нового года на подходе к городу Грозному.
Сводные отряды новосибирского и красноярского ОМОНа стояли рядышком. Всего 200 метров разделяли нас. Мы периодически ходили друг к другу в гости, по ночам отстреливались. Выстрелы были слышны почти каждую ночь.

Весна выдалась пасмурная, дождливая. Почти всё время приходилось пробираться в грязи по колено.

Уже десятые сутки нашей командировки. Мы делали зачистку в районе консервного завода. Днём нас мирно приветствовали, а по ночам регулярно обстреливали: то били снайпера, то беспорядочный огонь из гранатомётов и автоматов.
Когда-то я жил в Красноярске и поэтому довольно легко с ними сошёлся. Были разговоры об общих знакомых местах, о купании на протоке, потому что на Енисее даже летом искупаться было слишком холодно. В общем, среди красноярцев у меня появилось очень много друзей.

Ещё на нашем блокпосту появился пёс-подранок с перебитой лапой. Мы ему дали кличку Шашлык. Если мы готовили еду, то он прибегал, показывал свою больную лапу и так жалостно смотрел в глаза, что удержаться никто не мог и ему обязательно давали самый лакомый кусочек. Он то ночевал на нашей территории, то переходил к красноярцам. В общем, это был наш общий пес.

У нас в отряде было несколько кинологов, которые занялись его обучением: научили его приносить консервную банку, из которой мы его кормили. Представляете себе картину, когда дежурный по кухне начинает звать всех на обед, а Шашлык бежит с этой консервной банкой из-под селёдки, кладет её у ног повара? Он всегда был первый. Хотя передняя лапа его почти зажила, если он хотел что-нибудь выпросить, он поднимал её вверх, жалобно поскуливал.

Заканчивался 15-й день нашей командировки. Оставалось пережить ночь и ровно 30 дней до возвращения домой. В ту ночь я находился на блокпосту примерно в километре от нашего лагеря. Нас было четверо. Два новосибирца и два красноярца. В это же дежурство попал и Серёга из Красноярска, с которым мы очень сдружились.

В два часа ночи начался массированный обстрел наших палаток. Мы видели это с блокпоста, но покинуть его не могли. Нас тоже обстреливали, но не так сильно, как палаточный городок.

По рации было слышно, как командиры вызывают огневую поддержку авиации. Пытались связаться с Рохлиным. Он в то время руководил группировкой федералов, которые были недалеко от нас. Мы слышали, что на поддержку нам отправят людей, что авиация должна скоро прилететь.

Два часа велась беспрерывная стрельба. Атака шла за атакой. Это явно было спланированное нападение.
Около 4 часов утра мы услышали шум вертолётов. Несколько раз над нами пролетели истребители. Нам казалось, ещё немного – и весь этот кошмар закончится.

И в это время подлетевшие вертолёты дали полный залп – по нашим позициям. Несколько реактивных снарядов попали в палатку с боеприпасами, которая находилась на территории красноярского ОМОНа. Огневая мощь наших вертушек, подорвавшиеся боеприпасы превратили палаточные городки в пустое выжженное место.

Мы кричали по рации, пытаясь докричаться до наших вертушек и навести огонь на тех, кто напал на нас. Но связи не было. Заход за заходом нас продолжала бомбить наша же авиация.
Несколько снарядов разорвались рядом с нашим блокпостом. На какое-то время меня контузило, я потерял сознание.

Я очнулся от того, что Серега поливал мое лицо водой из своей фляжки. Увидев, что я очнулся, он сказал: «Ну что, жив, курилка? Что болит? Где болит?» Я пошевелил руками, ногами, вроде бы всё цело, и попытался сесть, но голова закружилась. Уже был серый пасмурный рассвет. Я спросил у него, как там наши, откликаются, нет? Серёга сказал, что Вадим с Мишкой ходили туда и нашли только одного раненого. Остальные или убиты, или отошли. Раненый – это был Максим с нашего отряда.
«Серёга, что у нас с боеприпасами? - спросил я. - Пока затишье, соберите всё, что можно найти, всё оружие, все боеприпасы. Я сейчас немного очухаюсь и помогу вам».

В это время я почувствовал, как в щёку ткнулось что-то мокрое. Повернувшись, я увидел, что это Шашлык. Поняв, что я узнал его, он стал вылизывать мне лицо.

К сожалению, помочь ребятам я так и не сумел. Только-только они вернулись второй раз, собрав с позиций всё, что можно было найти из оружия и боеприпасов, как наш блокпост начали обстреливать со стороны леса.
Стреляли не только из стрелкового оружия, но и из гранатомётов. Трудно себе представить, откуда у боевиков столько боеприпасов. Обстрел не прекращался несколько часов. И казалось, что бетонные плиты, за которыми мы прятались, вот-вот рассыплются в прах. Но плиты выстояли. И с ними выжили и мы.

Максиму становилось всё хуже и хуже. У него было тяжёлое ранение, и мы никак не могли остановить кровь. К сожалению, ни у кого из нас не оказалось аптечки. К 12 часам дня Максим умер. Слава Богу, что он не приходил в сознание. Смерть его была довольно лёгкой. Он словно уснул.

Периодически мы пытались отстреливаться. Но как только кто-то из нас появлялся и делал первые выстрелы, боевики сразу направляли в эту точку массированный огонь. А они были всё ближе и ближе. Четверо нас против неизвестного количества врагов. Два цинка с патронами, которые быстро убывали. И несколько подсумков с магазинами, что ребята собрали у убитых в палаточных городках. Эти подсумки мы решили использовать уже тогда, когда ничего не останется. Жаль, не нашли гранат.

16 часов. Обещанной помощи нет. Рация молчит. Цинки уже почти пустые.

17 часов. Цинки полностью пусты. Остается три подсумка. 12 снаряжённых магазинов на четверых. По рации откликнулся подполковник, позывной «Роща»: «Ребята, мы заблокированы, до вас дойти не можем. На нас идёт мощная атака. Держитесь, постараемся пробиться».

У нас все идет как на замкнутой по кругу киноленте. Высунул автомат, не высовывая головы, сделал выстрелы, и тут же ответный обстрел. Мелкие осколки, больно бьющие по лицу. И так раз за разом. А патронов становится всё меньше и меньше.

Стемнело. У меня остался один магазин. За других ничего сказать не могу. Время тоже не могу сказать. Уже темно, ничего не вижу. А от стрельбы уши заложило так, что не слышу человека, который сидит рядом. Хотя Серёга мне что-то пытался сказать.
Вдруг яркая вспышка. И свет померк. Много-много точек...

Опубликовано: 07.04.10   Просмотров: 2206
+  -  Печать 

Поиск: 
Наши ресурсы

Клуб друзей   Олег Бунтарев на сервере Проза.ру  Олег Бунтарев на сервере Что хочет автор

Расскажи о сайте
 
 
Мини-повести
 
 
Ваша поддержка
 




Подробнее
 
Случайное фото
 
P6090112.jpg
Камышин 9 мая 2013 (2)
 
Поиск
 
 
RSS / MAP / W3C
 

RSS - международный формат, специально созданный для трансляции данных с одного сайта на другой.
Используя готовые экспортные файлы в формате RSS, вы можете разместить на своей странице заголовки и аннотации сюжетов наших новостей.
Кроме того, посредством RSS можно читать новости специальными программами - агрегаторами новостей - и таким образом оперативно узнавать
об обновлениях нужных сайтов.
Google SiteMap
Valid XHTML 1.0 Transitional
Рейтинг@Mail.ru
 
О сайте Новости Фотоальбомы Ссылки Карта сайта
© 2018 All right reserved Rebel_TM 2010