А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!
Главная Новости Творчество Фотоальбомы Об авторе
Философские Пусть живет его сердце

- Миша, может, никуда не поедешь? К вечеру опять заморозки обещают, дорога скользкой будет, а ты резину на машине так и не сменил, – жена стояла на пороге кухни и наблюдала, как он собирается.

 

- Да ты не волнуйся, Женя, я быстро. До деревни недалеко, маме гостинцев оставлю, чайку попью и вернусь. Все-таки Рождество сегодня, – он уже повернулся, чтобы выйти, но подошел к жене и, нежно обняв ее, чмокнул в щеку. – Все я пошел, смотри, чтобы Дашулька на улице не задерживалась, вечером накроем стол и посидим всей семьей.

Дверь захлопнулась за Мишей, и Женя вернулась на кухню готовить праздничный ужин. Вошла заспанная дочь, взяла кусочек сыра с тарелки, кивнула на входную дверь и спросила:

- Уехал?  А что меня к бабушке не взял?

- Так он будил тебя, ты сказала, что не поедешь, – Женя посмотрела на дочь и покачала головой. – Теперь обижаешься.

- Да не обижаюсь я. Просто забыла, я и сейчас еще толком не проснулась.

- Тогда нечего хватать со стола, иди умойся и садись завтракать. Вечно кусотничаешь.

- Мам, ну не начинай, сейчас пойду.

 

 

***

 

- Миш, может, посидишь еще немножко? Кузминична нескоро еще придет, а мы поболтаем пока.

- Нет, мам, там вон уже снег срываться начинает, а у меня резина плохая на машине. Надо ехать. Ты уж прости. Да и Женя с Дашкой ждут, волноваться будут.

- Могли бы все вместе приехать и у меня праздник провести. Вон как на Новый год хорошо встретили.

- Мам, к нам друзья сегодня прийти должны, давно договаривались. Ты не обижайся. Мы на Крещение к тебе приедем. Баньку истопим, в проруби окунемся, – он улыбнулся, – долго одна не будешь. А сегодня с Кузминичной скучать не придется. Поеду я.

 

***

 

Низкие темные тучи заволокли небо, и день превратился в сумерки. Мокрый снег налип на «дворники», и сквозь разводы на стекле дорога едва просматривалась. Несколько раз Михаил останавливался, чтобы очисть лобовое стекло, а потом ехал дальше. Холодный северный ветер стал подмораживать мокрый асфальт, и машину периодически заносило даже при незначительных маневрах. А воздушный поток от встречного транспорта, особенно грузового, казалось вот-вот скинет в кювет. Миша уже перешел на пониженную передачу, и скорость была не больше сорока километров в час, когда из-за встречного КамАЗа, выскочила неуправляемая «восьмерка». Вращаясь, она на большой скорости врезалась в его «Ладу», раздался страшный удар и последнее, что он увидел, был сминающийся капот, крошащееся лобовое стекло и испуганное лицо девушки – водителя врезавшейся в него машины.

 

***

 

- И сколько ты меня можешь учить? Я  сама не могу решить, что мне делать, что нет?

- Марина, ну послушай. Ты на улицу выглядывала? Посмотри, что там творится. Не надо никуда ехать, обойдемся тем, что есть.

- Вот тогда и будешь сам готовить из того, что есть. А то Семеновых позвал, а дома шаром покати. Я быстро туда и обратно, надо же что-то на стол поставить.  Ленка только вино пьет, а у нас кроме водки ничего нет.

- Марина, положи ключи, никуда ты не поедешь.

- Все я ушла, скоро приеду, – и она вышла, громко хлопнув дверью.

 

- И почему он вечно командует? Испугался, что снежок пошел. Здесь до магазина и обратно в оба конца не больше двадцати километров, – Марина завела мотор, и машина плавно выехала за ворота. Шедший с утра мелкий дождик стал сменяться крупными хлопьями снега, на улице резко потемнело. Включив фары, она поехала к шоссе, ведущему в город. Выехав на трассу, она прибавила газу, и машина, шурша колесами, разбрызгивая мокрую снежную массу на дороге, послушно набрала скорость. Марина была раздражена. Прекрасно понимая, что Стас ее любит и беспокоится за нее, она всегда злилась, когда он пытался ее учить или, что еще хуже, говорить приказным тоном. А сегодня пригласил гостей, даже не посоветовавшись. Как хорошая хозяйка, она не могла допустить, чтобы на столе было пусто, и это ее тоже нервировало. Вот еще КамАЗ впереди плетется. Летящая из-под его колес смесь грязи и снега забрызгивали все стекло так, что дворники не справлялись. Пришлось сбросить скорость и немного отстать, дожидаясь, когда освободится встречная полоса и его можно будет обогнать. Вот вроде бы появился просвет среди встречных машин, и Марина надавила на газ. КамАЗ быстро приближался, включив поворот, она еще увеличила скорость, и в этот момент машина потеряла управление и, вращаясь, выскочила на встречку. С ужасом она увидела приближающуюся «Ладу». Избежать столкновения уже было невозможно. Встречная машина врезалась в водительскую дверь, раздался скрежет метала. Марина почувствовала резкую боль в груди, и мир погрузился во тьму.

 

***

 

Приемный покой городской больницы. Возле стены с облупившейся синей краской стоит топчан. Из прорванных швов выбивается грязная вата. Даша с мамой сидят на нем и ждут, когда выйдет врач. По коридору взад-вперед ходит молодой человек с взъерошенными волосами и что-то бубнит себе под нос. Иногда до Даши доносятся обрывки его фраз, смысл которых сходился к тому, что он обвиняет себя в том, что кого-то не остановил.

Скрипнув, отворилась дверь, и на пороге появился врач. Парень было кинулся к нему, но тот отстранил его и позвал Марину. Даша и молодой человек остались одни.

- А у вас, что случилось? – обратилась она к нему.

- Жена, – он с трудом выдавил это слово и голос его сорвался.

- Что с ней?

- Авария. Разбилась, а еще и сердце слабое. Доктор сказал, что шансов почти нет.

- А у нас папа тоже в аварию попал. Только мы пока ничего не знаем, – Даша сдержала всхлип.

- Ну, может, ничего страшного и … - его прервал звук открывающейся двери.

 

Марина вся в слезах подошла к дочери и прижала ее к себе.

- Папы больше нет. Травма головы и … - слезы душили ее, она так сильно сдавила Дашу, что та чуть не задохнулась. – Я не знаю доченька, простишь ли ты меня, когда-нибудь. Но я согласилась на страшную вещь. Я подписала такую бумагу…- она отстранила дочь от себя и пристально посмотрела ей в глаза – простишь ли?

Даша посмотрела на парня, потом на мать, потом снова на парня. Слезы катились по ее щекам, оставляя мокрые полоски. Она прижалась к матери, обхватила ее шею руками и еле слышно прошептала ей на ухо:

 - Пусть живет его сердце, мама.

 

 

С улицы донеслись взрывы петард, людские голоса, смех, крики. Наступило Рождество.

Опубликовано: 27.01.14   Просмотров: 401
+  -  Печать 

Поиск: 
Наши ресурсы

Клуб друзей   Олег Бунтарев на сервере Проза.ру  Олег Бунтарев на сервере Что хочет автор

Расскажи о сайте
 
 
Мини-повести
 
 
Ваша поддержка
 




Подробнее
 
Случайное фото
 
Пасха. Восход солнаца на Волге.
Пасха. Рассвет.
 
Поиск
 
 
RSS / MAP / W3C
 

RSS - международный формат, специально созданный для трансляции данных с одного сайта на другой.
Используя готовые экспортные файлы в формате RSS, вы можете разместить на своей странице заголовки и аннотации сюжетов наших новостей.
Кроме того, посредством RSS можно читать новости специальными программами - агрегаторами новостей - и таким образом оперативно узнавать
об обновлениях нужных сайтов.
Google SiteMap
Valid XHTML 1.0 Transitional
Рейтинг@Mail.ru
 
О сайте Новости Фотоальбомы Ссылки Карта сайта
© 2018 All right reserved Rebel_TM 2010